Ася

Оцените материал
(0 голосов)

Ася - колли со сложной судьбой.

Ася - колли со сложной судьбой.

27 февраля 2008 года вернувшись с работы обнаружил в квартире кроме привычных двух питомцев (собака Даяна и кот Леший) взрослую рыжую собаку похожую на колли. Собаку найденную в районе Кузьминского парка привезли знакомые. Они приняли её за шелти и зная, что жена когда-то интересовалась шелти, привезли нам. Скорее всего они видели шелти только на фотографии и других данных не имели, так как принять привезённую собаку за шелти было крайне сложно: у шелти вес около 6-7 килограмм, а у этой под 30. Хотя на фото выглядят похоже.

Собака была грязная и, как сказала жена, была очень голодная, но не очень исхудавшая и мы предположили, что она потерялась во время праздничного салюта на 23-е февраля. Решили искать хозяев. Дали объявления с фотографиями на «собачьих» сайтах и жена расклеила объявления в районе, где собаку подобрали знакомые. Никто на эти объявления не откликнулся.

Собака первые дни всегда находилась в прихожей и никуда не хотела проходить. Даяна отнеслась к незнакомке без неприязни, Леший – без враждебности. За время поисков хозяев собаку отмыли, лечили пораненную переднюю лапу. Судя по всему лапу ей повредили дверью, вполне возможно в метро. На верхней стороне лапы была приличного размера ссадина, которая ещё немного кровоточила, но уже была на стадии заживания. Она на эту лапу вставала, но прихрамывала при ходьбе.


Понемногу она стала нам доверять и позволила себя тщательно осмотреть и при осмотре мы нашли татуировку (клеймо) по которому и смогли разыскать заводчицу. От заводчицы узнали не только контакты владелицы этой собаки, но и её предысторию. Первоначальным владельцем, которому заводчица продала щенка, был некий мужчина, который через несколько лет после покупки щенка эмигрировал в Израиль. Собаку он оставил своей местной подруге, которая через некоторое время нашла себе другого мужика, а собака стала лишней. Эта подруга, в свою очередь, отдала её своей подруге, у которой было двое малолетних детей. Вот она и была последней владелицей.

Получив контакты последней владелицы и позвонив ей выяснили, что собака не потерялась, а была изгнана, т.е. выброшена на улицу. Как она сказала, из-за конфликта с детьми. Впервые услышал о конфликте колли с детьми. Забирать собаку наотрез отказалась и бросила трубку. Повторные звонки ничего не дали. Она отказывалась с нами говорить. Таким образом не только собака осталась у нас, но мы даже не узнали как её звали. Решили называть её разными именами, может быть на какое-то она откликнется. Она откликнулась на имя – Ася. Так и стали её звать, как звали ранее осталось загадкой, может так и звали.

Ася была представителем длинношерстных колли так называемого типа «Модерн», главное отличие которых от классического типа: короче лапы и избыток подшёрстка. Избыток подшёрстка придавал дополнительную «пушистость» шерстяному покрову. Эти коротконогие колли с пушистой длинной торчащей шерстью были популярны в Москве в начале 2000-х.

Тем временем собака освоилась. Тихое, мирное существо. Со всеми старается дружить. Она даже стала играть с игрушками, позаимствованными у Даяны с её разрешения. Даяна относилась к ней как к младшей сестре, позволяя ей некоторую фамильярность, чего не позволяла даже своим  близким друзьям: Моби и Улану. Даяна позволяла ей доедать свою еду. Но только доедать.

Ася будучи более крупной собакой, попыталась однажды еду у Дани позаимствовать, но получив отпор успокоилась и всегда дожидалась, пока Даяна ей оставит. И Даня всегда оставляла, хотя ранее вылизывала миску до последней крошки. Ася всегда хотела есть, наверное после голодухи беспризорного скитания. Синдром голода так и остался с ней навсегда.

Ася привыкла к нам, да и мы привыкли к ней. Никому из знакомых собака не была нужна. Ну не отдавать же её в приют, тем более, что у нас был отрицательный опыт общения с приютами. Так у нас стало две собаки: Даяна и Ася.

Ася была не только крупнее Дани, но и старше, но главенствовала во всем Даяна. Просто они были как бы антиподы. Даяна – свободолюбивая самостоятельная, всегда знающая чего она хочет, что ей делать и как. Ася – зависимое существо, ждущее указаний. Но жили они дружно.

Когда Ася поняла, что она будет жить у нас и наша квартира это её новый дом, она стала выполнять сторожевые функции, причём Даня тут же с этим согласилась и перестала беспокоиться «по мелочам» и подключалась только в серьёзных, по её мнению, случаях. Вот тут-то мы и поняли в чем у Аси мог состоять конфликт с детьми у предыдущих хозяев. У Аси оказался такой чуткий слух, что она реагировала на любой шорох, как мне кажется во всем подъезде. Реагировала, естественно, лаем. Конечно, более всего это проявлялось ночью и продолжалось месяца три, пока Ася не научилась отличать посторонние шумы от естественного фона городской квартиры. Конечно для детей это бы была невыносимая нагрузка. Это, в любом случае, не оправдывает выбрасывание животного на улицу, тем более такого зависимого (несамостоятельного), как колли.
 


В то время у нас был загородный дом в деревне Запрудье во Владимирской области. В мае 2008 года для Аси начался её первый деревенский сезон. Если для Дани жизнь в деревне – это райская жизнь (большой участок, рядом лес), то Ася приняла это как должное и не более. Я так и не понял, где ей лучше в городе или деревне. Она везде была довольна жизнью. Если Даня ждала и даже требовала прогулок в лес и очень радовалась этим прогулкам, то Ася выходила со двора с тем же выражением удовольствия, которое у неё ранее было. Зато как радовались соседские дети. Завидев это «ходячее солнышко» с пушистой мягкой шерстью и милой мордашкой они все старались обнять её или хотя бы погладить. Ася не возражала.

Ася оказалась хорошим следопытом. Во время прогулок в лесу я периодически с одной из собак прятался от другой. Заставляя таким образом проявлять навыки идти по следу. Естественно, старался следы запутывать. Было интересно наблюдать как Ася старательно повторяет все мои зигзаги. Она всегда правильно приходила по следу. Собственно и Даяна никогда не ошибалась, но она почти никогда не шла «след в след», да ещё и умудрялась иногда подойти не с той стороны, где мы её ждали. У обоих отличный результат, но совершенно разные способы его достижения.
 
Прогулки в лес обычно заканчивались проверкой на наличие клещей и их удалением. Конечно, собаки были обработаны для защиты от клещей и носили специальные ошейники, но…
У Аси ещё приходилось выбирать из её роскошной шерсти колючки. Процесс не из простых. На Даяне колючек никогда не было.

Вне дачного сезона для прогулок с собаками обычно мы ездили в какой-нибудь подмосковный лес. Чем более дикий лес, тем лучше для Даяны, но не очень хорошо для Аси. Она хорошо себя чувствовала в степи с невысокой травой, где Даяне было скучно. Стали выбирать лесные места, где были дорожки или тропинки. Ася шла по тропинке, а Даяна рыскала в зарослях.
 
В 2010 году загородный дом был продан и с тех пор прогулки были только в парках или лесах ближнего Подмосковья. В том году было очень жаркое лето, собаки мало гуляли. Их трудно было выгнать из-под кондиционера в квартире. Организованная пешая прогулка в Кузьминский парк чуть было не закончилась трагедией. На обратном пути от жары Асе стало плохо. Её шатало, было ощущение, что она стала терять ориентацию в пространстве. Стали отдыхать в каждой тени и смачивать Асе голову. С трудом, но добрались. Благо, что это всё случилось уже недалеко от дома. Даяна прогулку перенесла хорошо, но тоже была рада вернуться под кондиционер.
 
Ася хорошо ладила со всеми друзьями Даяны. Своих у неё не было. Она легко общалась со всеми, но не стремилась к расширению круга общения.

В начале мая 2011 года, для облегчения жизни Аси в летний период, было решено её постричь. Стриженная она стала выглядеть очень непривычно. Вначале она даже как бы стеснялась своего нового вида, но быстро к нему привыкла и жаркую погоду действительно стала переносить легче. Мы с нетерпением ждали когда отрастёт шерсть, было интересно какая будет новая.
 
К сожалению, я так не увидел Асю с новой шерстью. Меня не было в Москве с начала лета до середины ноября, а в начале осени Аси не стало.

Жена заметила ненормальное поведение Аси, её немного пошатывало, как было в жару в 2010 году. Других проявлений не было. Обратилась в ветклинику. Врачи посчитали, что у неё нарушение мозгового кровообращения и прописали лечение. Через несколько дней видя, что лечение не помогает, снова обратились к врачам. На сей раз жена настояла на анализе на пироплазмоз. Пироплазмоз подтвердился, но время было упущено. Ася не перенесла лечения.
 Ася в деревне Запрудье.

1768
Другие материалы в этой категории: