Запрудье - дом в деревне

Оцените материал
(0 голосов)

Свой дом... Мечта многих жителей крупных городов, особенно уже немолодых. Мы озаботились этим в начале 90-х.

Дом в деревне Запрудье

Деревня Запрудье

Малый населенный пункт Асерховского сельского поселения в 13 километрах от районного центра Собинка. Холмистый рельеф. Находится в непосредственной близости от населенных пунктов: деревня Вышманово, деревня Артюшино. Рядом с деревней проходит автотрасса Собинка - Радужный.

vladimirskaya-rus.ru

Это не описание деревни Запрудье, а рассказ о том периоде нашей жизни который был связан с деревней Запрудье. А это 17 лет. Повествование не самое короткое, много слов и ещё больше букв плюс ещё и иллюстрации.

У меня никогда не было автомобиля и я никогда не хотел его. Водительского удостоверения не было и не было желания учить ПДД, а тем более сдавать экзамены. Я был закоренелый пешеход. И меня всё устраивало. До 1992 года.

Сначала возникла идея приобрести загородный дом или дачу. Начали рассматривать варианты и выяснилось, что без автомобиля это не реализуемо в том виде как мы хотели. Озаботился автомобилем, но так как опыта вождения не было, то решили взять что-нибудь, что не жалко и разбить. Оказалось, что не жалко ЗАЗ-1102 "Таврия". В декабре 1992 года с помощью друзей в Запорожье был приобретен автомобиль белого цвета с пробегом 140 километров, т.е.новый, но в Запорожье, а я никогда не сидел за рулем. Друг помог переместить автомобиль в Москву, вместе со мной. Само перемещение это отдельная история, так как именно в это время начинала действовать таможня на границе между Россией и Украиной и правила были непонятны. Мы рискнули и проехали. Далее, оказалось, что ЗАЗ уже нужно оформлять через таможню, иначе не поставить на учет. Оформил и выяснилось, что бланк оформления ввоза стоит больше, чем таможенный сбор за автомобиль. Ну, время было такое. 90-е годы, начало.

С началом весны попробовал ездить во дворе дома, через пару недель начал ездить на работу и к маю созрел для более дальних поездок.

Начало

В мае 1993 года, с подачи знакомой, мы приобрели участок в деревне Запрудье. Небольшая деревня в Собинском районе Владимирской области удачно расположена на небольшом возвышении. Вокруг большие лесные массивы, поля, большая часть которых тогда возделывалась. Рядом протекает река Мелинка, впадающая в Клязьму. Главная прелесть деревни - леса: красивые, грибные, хвойные и смешанные. В этих лесах и отдыхают, и собирают грибы, и охотятся, и заготавливают деловую древесину и дрова.


Участок был крайним с небольшим уклоном и в 30 метрах от задней границы участка был пруд с запрудой. Удивительный простор и чистейший воздух. Собственно деревня состояла из двух частей: Большое Запрудье и Малое Запрудье. Наш участок был в Большом Запрудье.Запрудье - дом в деревне Части деревни разделены прудом и соединены запрудой (плотиной, по которой проложена дорога). В пруду, как оказалось, можно не только купаться, но и ловить рыбу. Пройдя по плотине (запруде) и свернув налево на другом берегу, через 30-40 метров попадаем к одному из источников чистейшей родниковой воды.

Всё это мы узнали ещё при первом ознакомительном визите, который состоялся 3-го или 4-го мая. Была теплая сухая погода, я даже успел походить босиком. Начиная с того дня, мы стали ездить туда в сезон каждую неделю, иногда чаще. И за все 17 сезонов это был единственный раз, когда в самом начале мая была такая погода. Бывало и шел снег в начале мая, бывало и до конца мая тепла не было. Всякое было, но теплой и сухой погоды в начале мая не было. Зато обязательными были несколько ночей с заморозками в самом начале июня и только после них начиналось лето. Но это потом...

Приобретенный участок был частично освоен: часть земли обрабатывалась, стояли две теплицы с остатками п/э пленки, росли несколько молодых, еще не плодоносящих, фруктовых деревьев (яблони, вишня, облепиха, слива) и множество кустов (смородина, крыжовник, малина). Был бревенчатый сруб 6х6 метров, уже установленный на фундамент и некоторое количество стройматериалов: кирпич, фундаментные блоки и необрезная доска, которая потом была использована на обрешетку кровли. Кроме того, на участке был ещё небольшой сарайчик (1.8х2.4). Участок был почти огорожен: с трех сторон стоял деревянный забор, спереди - сетка-рабица. Ворот не было вовсе. Рядом с одним из передних углов участка стояла приличных размеров старая берёза. Береза не только давала тень в жаркие летние дни, но и здорово оживляла вид улицы. Когда я спросил по поводу возраста березы у одной из старейших жительниц деревни (ей тогда было хорошо за 60) она ответила: "Когда я была маленькой, береза уже была такой как сейчас".

В работы на земле включились сразу: грядки, теплицы, цветники и прочее. Тут следует отметить, что земля там - это песок прикрытый очень тонким слоем почвы. Картошка на такой почве растет хорошо, остальное - не очень, к тому же почва кислая. Нужно постоянно добавлять органику, иначе не получишь приемлемых результатов. Просто сформировать грядки не получается, песок. Нужно грядки огораживать. Единственный подходящий материал для строительства грядок - деревянные доски, а это значит, что через 3-4 года они сгниют и всю процедуру нужно повторить. Такая же история с деревянным забором. То столб сгниет, то перекладина. В одном месте отремонтируешь, завтра в другом падает. Несколько лет боролся с деревянным забором, затем заменил его на забор из оцинцованной сетки-рабицы с металлическими столбами и стальной покрытой медью проволокой в качестве поперечин и забыл про проблемы с забором.

Запрудье - дом в деревнеСо стройкой всё было гораздо сложнее. Забор, грядки, теплицы мы могли сделать своими силами, но построить дом...
За основу проекта пришлось взять то, что задумывалось предыдущим владельцем, так как часть работ уже была выполнена и отступление от задуманного ранее было чревато дополнительными затратами как финансовыми, так и временными. Дом планировался комбинированный: центральная часть - бревенчатый сруб и кирпичная пристройка, где должна быть кухня, санузел, гараж и лестница на второй мансардный этаж. Стали искать, кто сможет построить такой дом. Оказалось, что таких нет. Пришлось нанимать специалистов на отдельные виды работ. Сначала нашли, кто сможет сделать фундамент, затем нашли семейную бригаду для возведения кирпичных стен (отец, мать и двое сыновей-подростков). Эта бригада работала быстро и качественно. И у них была цель: уехать из России. Они оказались немцами и у них были все шансы.

Одновременно начали подбирать бригаду на строительство бани, рассчитывая быстро её построить и временно, до постройки дома, использовать под жильё. Быстро с баней не получилось по причине горе-строителей. И дело не только в низкой квалификации. Приезжали на работы нерегулярно, и, как правило, уже "слегка приняв". Примерно через час работы они были уже "не слегка". Один из работников упал со сруба бани с высоты почти 2 метра. Когда к нему подошли, он спал. Оказалось, что настолько был пьян, что заснув упал и продолжал спать.

Сменилось несколько бригад прежде чем в конце сезона баня была подведена под крышу и там можно было переночевать, до того нам приходилось ночевать или у знакомых (в Собинке или Лакинске) или в сарайчике. Сарайчик небольшой, но нас ведь всего двое. Правда были ещё и комары и от них в сарайчике спасения нет: дверь не плотная, щели в стенах.Баня.

В мае и самом начале лета воду на полив приходилось носить из пруда ведрами, благо в первый год грядок было ещё сравнительно мало. Затем пробурили скважину и полив стал не таким затратным.

Баню подвели под крышу уже в конце лета и мы стали в ней ночевать. Сезон закончился к середине сентября, когда погода уже не позволяла ночевать в не утепленной и не отапливаемой бане. Собственно это была ещё не баня, а помещение под баню, так как никакого оборудования там не было. Дом к окончанию сезона был в состоянии коробки без крыши. Крыша была сделана уже поздней осенью отдельной бригадой. Несколько раз осенью ездили в деревню для контроля работ по обустройству крыши, но безуспешно. Все равно сделали так как сделали, а не так как нужно было. Со строителями периодический контроль неэффективен, нужен постоянный непосредственный контроль на каждой операции. Ну или всё делать самому, если можешь. В смысле безответственности за результат, хуже строителей только дорожные строители. На мой взгляд.

Доля

15 ноября 1993 года придя домой после работы обнаружил в квартире не только жену и кошку Топтышку, но и двухмесячного лохматого щенка неизвестной породы. Жена сказала, что щенок только погреется. В этом был смысл, так как тогда уже неделю стояли морозы -25°C и щенок действительно намерзся и писался каждые полчаса.

У жены с детских лет всегда были собаки, но видя как она переживала после смерти последней её собаки (восточно-европейская овчарка по имени Надир) я запрещал заводить собаку. И вот теперь щенок уже в квартире. Когда он "погрелся" несколько дней мы не смогли с ним расстаться и он "грелся" ещё более 10 лет. Щенок оказался женского пола. Очень лохматый, весьма подвижный и веселый. Первые недели три с ней трудно было гулять во дворе, так как она все время пыталась вернуться в подъезд погреться. Потом, когда освоилась и поняла, что её не выгонят на улицу с ней всё равно было трудно гулять, так как она не хотела идти домой. Она бегала со всеми собаками, которых встречала. Они выходили и уходили, а она всё играла и не давала себя ни уговорить, ни поймать. Мне было тогда всего 41, но она меня выматывала этими 3-х часовыми прогулками. Да и не прогулки это были, а скорее пробежки. Иногда я бросал её на улице и уходил домой, объяснив жене, где я её оставил и уже она шла её уговаривать пойти домой. И у неё всегда получалось.

С учетом трудной судьбы, собаке дали имя Доля (Долька). С Топтышкой у них были ровные, спокойные отношения. Нейтралитет. Воспитанием собаки занималась жена. Со щенком у меня сложились обоюдо нейтральные отношения. Но по мере взросления Дольки ситуация изменилась, причем опять взаимно. Отношения стали дружественными, затем и вовсе переросли в крепкую дружбу.

Доля выросла в собаку среднего размера (52 сантиметра в холке), легкая в беге и очень прыгучая с отличным вестибулярным аппаратом. В то время почти в каждом дворе были хоккейные коробки, где зимой заливали каток. Была такая и в нашем дворе, так вот Доля не только запросто перепрыгивала через ограждение хоккейной площадки, она могла запрыгнуть на ограждение, походить по нему и спрыгнуть. Ширина планки на верху ограждения была всего 10 сантиметров. В деревне заборы высотой 1 метр или чуть более не являлись для неё преградой.

Отличный сторож и верный друг. В деревне неоднократно противодействовала соседской более крупной немецкой овчарке, не давая ей попасть на участок (это когда ещё не было ворот). Защитница, не давала близко приближаться ко мне незнакомым людям. Очень любила ездить в автомобиле и не любила сотрудников ГАИ (ГИБДД). Тогда я тоже ещё любил ездить на авто и тоже не любил сотрудников ГАИ. С повзрослевшей Долей мы были очень дружны, настолько, что день её появления у нас я считал знаменательной датой. Когда в 1999 году у меня был украден паспорт, то при восстановлении, я в дате регистрации брака год и месяц указал правильно, а число почему-то указал 15 ноября, когда у нас появилась Доля, хотя на самом деле брак был заключен 16 ноября. Жена часто после этого выговаривала, что она вообще не знает на ком я женился 15 ноября, так как она вышла замуж 16-го.

Доля прожила с нами почти 11 лет и никогда ничем не болела, но в июле 2004 года появились признаки недомогания и мы обратились в ветклинику. Поставили диагноз и стали лечить. Обычно при этом диагнозе достаточно 2-3 процедур, а мы сделали 6, а лучше не стало. Попросили диагностировать ещё. Сделали УЗИ и поставили другой диагноз, по которому необходима операция. Сделали операцию под общим наркозом. В ходе операции выяснилось, что причина заболевания в другом и удалили селезёнку на которой уже были признаки некроза. Некоторое время, в течении которого Доля ещё успела побывать в деревне, было улучшение состояния, но стало сдавать сердце. Доля была похоронена 1 августа 2004 года в деревне на участке с установкой памятного камня.

1994

Дом в начале сезона 1994 года.В апреле 1994 года открыли новый деревенский сезон и нас уже было трое: жена, я и Доля. Стало веселее, но не проще. Это была моя первая стройка и сказалась моя неопытность как строителя. Выяснилось, что фундамент и цоколь дома сделаны без гидроизоляции и талые воды спокойно проникают в дом. По проекту под домом должен был быть погреб. Когда мы весной приехали, яма под погреб была заполнена водой. Благо, пола в доме ещё не было и воду быстро откачали. Ситуация усугублялась тем, что наша сторона улицы ниже и к нам стекались талые воды не только с улицы, но с дворов с противоположной стороны улицы. Раз фундамент пропускает воду и исправить я это не могу, значит нужно сделать так, что бы вода не попадала к фундаменту. Пришлось заняться ландшафтным проектированием для предотвращения попадания воды к дому. Эти работы выполнялись поэтапно и продолжались (не непрерывно) несколько лет. Было перемещено большое количество земли, но окончательно вопрос был закрыт только после строительства перед домом кирпичного забора с массивным железобетонным фундаментом и специальным каналом водоотведения, что предотвратило стекание к дому талой воды с улицы.

Но вернемся в 1994 год. Оборудовали помещение бани под жильё и стало возможным приезжать на несколько дней: приезжали в пятницу вечером и уезжали вечером в воскресенье или рано утром в понедельник. Ночью в деревне было настолько тихо, что "давило на уши". Май был весьма прохладным, а отопления у нас можно сказать не было: маломощный электрический масляный радиатор. Пищу готовили на костре, чай в старинном самоваре (на дровах). Доля, как и жена, оказалась любителем пива. К пиву жарили сосиски на костре. Доле наливали чашку пива и нарезали жареные сосиски. Попив пива она заедала их сосисками. Потом выяснилось, что в небольших количествах она любила выпить и шампанское, и коньяк, а вот вино и водку отрицала. Годам к пяти пить алкоголь перестала, но понюхать коньяк любила всю жизнь.

Обработка земли при помощи мотоблока.Несмотря на отсутствие теплой погоды удачно и с энтузиазмом провели весенние полевые работы, в том числе и посадили картофель на 8-ми сотках. По результатам весенних работ и планам жены стало понятно, что без механизации не обойтись и был приобретен мотоблок. Он стал незаменимым помощником при подготовке и обработке грядок. С его помощью я обрабатывал землю на протяжении 15 лет. Один раз даже вспахивал с его помощью картофельное поле, а затем и культивировал.

К середине сезона в доме уже была не только крыша, но и вставлены окна, установлены входная дверь и ворота в гараже. Опыт работы с наемными бригадами заставил самостоятельно занялся устройством чернового пола и потолка. Предполагалось в дальнейшем установка печи и для этого нужно было делать фундамент под печь и заодно и погреб, поэтому пол был только черновой с возможностью быстрого демонтажа. Закончив с полами и потолком переместились жить из бани в дом, хотя внутри ещё не было отделки: голый кирпич на кухне и бревна с мхом в основной части (мох был проложен между бревнами как утеплитель/уплотнитель). Появились кровати, газовая плита с баллоном, холодильник и кухонная мебель, правда по минимуму. Зато теперь уже можно было брать с собой тещу и мы перешли на следующий режим: в среду после работы я, жена, теща и Доля ехали в деревню, утром я возвращался в Москву на работу, а в пятницу вечером уже не спеша ехал опять в деревню на выходные. В воскресенье возвращался в Москву один, остальные оставались в деревне и только в следующее воскресенье мы все возвращались в Москву. Три дня готовились к следующей поездке: приводили себя в порядок, искали и приобретали необходимое в деревню. В среду начинался новый цикл. Так проходила основная часть сезона.

В середине июня обычно начинался сезон грибов, который продолжался до середины осени. Мы не очень большие любители грибов, но с Долей всё равно нужно гулять, поэтому совмещали прогулки со сбором грибов. Грибов, обычно, было много. Кроме сбора грибов было интересно осмотреть окрестности. Вокруг деревни было много лесов и они были разные. На высоких сухих местах чисто хвойные, в низинах по большей части смешанные, были и березовые рощи. Леса были на любой вкус. Достаточно много было болотистых мест. Но особенно много было комаров.

Перемещение в дом позволило сделать баню баней. Поставили котел, сделали полок. Суббота стала банным днем, поэтому именно на субботу планировались все самые грязные работы, что бы вечером можно было отмыться в бане. Дров для котла, в виде остатков пиломатериалов, было много, но воду приходилось носить из пруда, так как вода из скважины для этого не подходила. Но о воде отдельный разговор, позднее. Выяснилось, что Доля тоже любит попариться в баньке. Взбиралась на самую верхнюю полку, садилась секунд на 30-40 и с каждой секундой все ниже и ниже опускала голову, затем уходила.


К окончанию сезона: есть где жить, есть возможность готовить пищу, есть где помыться. Жизнь налаживается! На этой волне мы и уехали на пару недель в Крым в начале сентября на своем автомобиле, оставив Долю и Топтышку на попечении тёщи.

Неубранным остался только картофель, мы рассчитывали убрать его сразу по возвращению из Крыма. На обратном пути попали а аварию и оставив автомобиль в ремонте вернулись в Москву поездом. А нужно убирать картофель. Поехали в деревню общественным транспортом: электричкой до ст.Петушки, пересадка и другой электричкой до ст.Ундол (город Лакинск), автобусом до Собинки, пересадка на другой автобус в сторону Запрудье. Автобус в деревню не заезжает, а высаживает на трассе, от которой нужно пройти ещё километр. Весь путь занял 9 часов. Обратный путь занял примерно столько же. Картофель был убран, но остался в деревне. Хранить в Москве негде, да и автомобиль в ремонте. Зимой будем ездить и привозить по два мешка: мешок нам и мешок тещё с тестем. Правда, у них она заканчивалась быстрее, чем у нас. Погреба ещё не было и что бы зимой картофель не померз устроил электрический обогрев для поддержания положительной температуры. Часть все равно померзла, так как в течении зимы несколько раз было отключение электричества.

Картофель

Из общей площади участка в 30 соток около 10 было отведено под картофельное поле, где собственно по посадки картофеля занимали почти 8 соток. Остальное: неровности рельефа, уличный туалет и дорожка к нему плюс две компостные ямы.

Посадка обычно длилась пару дней. Хорошо, если погода позволяла сделать это в майские праздники, что было не всегда. Тогда посадка передвигалась на середину мая, а это значит: приехал на выходные, посадил картофель и уехал. Отдых, он такой.

Перед посадкой нужно приобрести и подготовить посевной материал выполнить необходимые предварительные условия: осенью вспахать, внести органику (раз в два года), весной бороновать, а перед посадкой нарезать борозды. Все эти операции, кроме внесения органики, выполнялись нанятыми механизаторами с соответствующей техникой. Разбрасыванием органики (навоза) занимались сами, правда предварительно нужно было его купить, привезти и дать "дозреть". Дозревание могло длиться до 3 лет. Летом посадкам картофеля необходимо культивирование, минимум один раз. Правда можно и не культивировать, а выполнить окучивание и прополку вручную под палящим солнцем, зато деньги сэкономим. Плюс борьба с колорадским жуком. Можно собирать в банку с керосином, можно опрыскивать специальными препаратами, но все равно это нужно делать в самое жаркое время.
Запрудье. 1995 год.
Уборка картофеля обычно в середине сентября. В это время хорошая погода уже редкость, а картофель нужно не только выкопать, но и просушить и рассортировать: мелкий и крупный, целый и поврежденный. После этого: в мешки и отправить на хранение. А хранить где? В Москве негде, максимум - мешок на балконе. Остается погреб под домом. А зимой за картошкой нужно съездить в деревню. 200 километров в одну сторону и никакой гарантии, что можно доехать до деревни. От трассы до деревни около 1 километра. Легкой поземки достаточно, что бы в деревню невозможно было проехать, только на тракторе. Была одна поездка в декабре: выезжали - была хорошая погода, пока доехали дорогу к деревне замело. Метров 300 от трассы смогли проехать, а далее, в низине, снега ещё больше. С трудом вернулись на трассу и, оставив у дороги автомобиль, на себе отнесли, всё, что привезли в деревню. И поехали обратно в Москву. Вернулись уставшие и выпили всё шампанское заготовленное на Новый год (тогда ещё трудно было купить хорошее шампанское).

Конечно, самостоятельно вырашенный картофель вкуснее и полезнее должен быть, но ... Если посчитать затраты на выращивание, хранение и зимнюю доставку, то картофель становится "золотым". Затраты на горючее сжигаемое только за одну поездку в деревню, превышают затраты на покупку картофеля для нас на всю зиму. Кроме того бывают неудачные (неурожайные) года, например затяжная холодная весна, плюс заморозки в начале июня и урожай картофеля будет очень маленьким: сколько закопал, столько и выкопал. Если же выдавался урожайный год, то картофеля много и возникает другая проблема: куда его девать? Такой объём хранить негде, да и не нужно, продать или отдать невозможно: у всех соседей такой же большой урожай и все не знают куда его девать, городским знакомым негде хранить.

Через несколько лет наш картофельный энтузиазм угас и мы прекратили его выращивать. На бывшем картофельном поле остались компостные ямы и в дальнем углу одиноко стоял туалет, которым уже почти не пользовались, так как был сделан септик и оборудована канализация и санузел в доме.

1995

Стало традицией открывать сезон на длинные майские праздники (с1 по 9 мая) и по максимуму выполнять весенние полевые работы. Приезжали, когда деревья ещё стояли голыми, а уезжали, когда они были уже с листвой. Интересно было наблюдать пробуждение природы от зимней спячки.

95-й год стал годом интенсивного расширения количества грядок и купленный мотоблок очень выручил. С учетом опыта предыдущих лет, приняли решение об уменьшении количества кустов смородины и крыжовника. Особенно крыжовника, так как мы его и как ягоду не очень любили, но ещё больше не любили за "колючесть". Кроме того, его созревание происходило во время, когда уже было не до него: уборка грядок после сбора урожая огурцов и томатов, выкорчевывание остатков кабачков, покраска деревьев и др. Да и количество кустов как смородины, так и крыжовника было слишком большим. Нам столько не нужно, да и все убирать не успевали. Кроме того, нужно было место для дополнительных грядок.

В 95-ом с нами стала ездить ещё и наша кошка Топтышка. В деревне выяснилось, что наша кошка мышами и прочей живностью не интересуется совсем, но вот котами...
Это были такие ночные гуляния со сворой деревенских котов, что слышно было не только нам, но и всей деревне. К осени появились котята. Через неделю Топтышка стала надолго оставлять котят одних, кажется собираясь повторить. Котята в коробке мерзли без матери и Доля залезала к ним и согревала собой. Как только котята подросли, мы раздали всех, кроме одной кошечки. Так у нас стало две кошки: мать и дочь.


Малышке дали имя Сима (Симка, Симона). Она стала прекрасной охотницей. Мыши, крысы, кроты, птички, ящерицы - она была неутомима. Её знали во всех близлежащих дворах, где она охотилась на крыс. Иногда соседи рассказывали, что видели нашу Симу в лесу, куда она ходила на охоту. Она легко лазила по деревьям. Несколько раз залазила на деревянный электрический столб и сидя на самом верху оглядывала окрестности, чем приводила в изумление соседей, которые боялись, что теперь она не сможет слезть сама. Они ещё больше изумлялись, увидев как она легко оттуда спускалась. Если Топтышка способствовала приходу к нам котов, то Сима всех выгнала. Сильная, быстрая и очень гибкая. Держа её за холку можно было получить царапины на руках от её задних ног. Когда она была в деревне, коты не только на участок не приходили, но и близко к участку старались не подходить. Она прожила всего 11 лет. Топтышка намного пережила свою дочь и в отличие от неё совсем не была охотницей. За всю свою жизнь она поймала в деревне кузнечика (чему очень радовалась) и, ещё в юности, щегла у тещи, когда мы уезжали в Крым. Щегол никогда не вылезал из своей клетки и как она его поймала так и осталось загадкой.

В этом году мы начали строить новые теплицы, так как самая большая из имевшихся нас не устраивала. Длинная (10 метров) и высокая она была расположена практически поперек основным направлениям ветра и испытывала большую ветровую нагрузку. Никакая пленка не выдерживала. Обычная начинала рваться во второй половине сезона и к концу сезона висели лишь лохмотья. Армированная пленка сезон выдерживала хорошо, но к весне - одни лохмотья. Т.е. каждую весну теплицу нужно крыть новой пленкой и собрать лохмотья старой пленки, разбросанные по всему участку. Кроме расходов на пленку это ещё и трудности в выполнении работ, так как каждую весну именно в это время дул сильный ветер. Три новые теплицы были поменьше (по 6 метров) и расположенны чуть ниже и перпендикулярно старой, т.е. вдоль основного направления ветра. Теплицы были более низкие (1.9 метра), а за забором перед теплицами посадили терновник и он быстро стал разрастаться. Со временем, под защитой терновника, пленка стала выдерживать два сезона. В конце сезона разобрали старую большую теплицу. А в конце лета я, наконец, сдал экзамены в ГАИ и получил водительское удостоверение.

За нашим участком проходила дорога ведущая во вторую часть деревни - Малое Запрудье.Дорога в Малое Запрудье вдоль нашего участка. Между дорогой и нашим забором была ничейная земля. Наверху ширина этой ничейной земли была метров 10, а у бани и картофельного поля дорога шла уже почти вплотную к забору. На этом клочке ничейной земли вдоль дороги мы посадили: боярышник по краю картофельного поля, березы и морщинистую розу у бани, затем выше шел терновник, выше терновника высадили 10 кленов и 10 дубов, большая часть из которых прижились. Те, которые не прижились были заменены березками (березку можно выкопать и принести из соседней рощи, а дубы и клены привозные, в деревне их не было до нас). Теперь там, наверное, небольшая роща. Напротив дубов и кленов, но внутри забора за сараем был посажен каштан и он хорошо прижился и быстро рос. К моменту продажи дома он был не менее 4 метров.

1996-1999

В один из выходных, где-то уже под осень 1996 года, к участку подошли четверо: дед, мужчина почти пенсионного возраста и двое парней лет под 30. Универсальная строительная бригада, как она сказали. Я, памятуя прежний опыт, встретил их в штыки, но разговорились. В конечном счете, согласился на пробные штукатурные работы. Стройка все равно замерла, так как один я мало что мог сделать: либо не умел, либо одному это невозможно сделать.

Работу по заштукатуриванию намеченных стен они сделали быстро и качественно. В употреблении алкоголя замечены не были. Все дальнейшие строительные работы выполняли только они. Сделали комбинированную печку с камином и хорошим фундаментом, а заодно и погреб из кирпича. Камин - это было тогда очень модно и я поддался. Затем сделали нормальный пол, заменив черновой и сделав утепление. Переделали сделанный мною потолок и уже с утеплением. Через год комбинированную печку разобрали (из-за камина, который я посчитал ненужным и вредным, а из-за него печка слишком громоздкая) и соорудили классическую отопительную печь. Сруб внутри обили вагонкой. К дому была пристроена веранда во всю длину дома (10 метров), сруб дома был обложен кирпичом. Построили большой сарай (6х8 метров). Все это за три года, вернее три сезона. Работали они, в основном, по выходным. К концу 1998 года их осталось двое:  дед умер, один из парней уехал на заработки в Москву и где-то сгинул. С оставшимися сотрудничество продолжилось: Николай Николаевич и Андрей Геннадиевич ещё много чего сделали на участке и в доме по моему заказу. С ними сложились дружеские отношения, которые поддерживаем и сейчас, хотя уже и дом давно продан.

2000-2010

С 2000-го года занялись обустройством второго этажа. Одинокое окно с тыльной стороны было заменено панорамным остеклением почти на всю ширину фасада, который облицевали пластиковой вагонкой, чтобы не красить каждые 2-3 года. Настелили чистовой пол, утеплили потолок, поставили перегородки организовав две спальни, холл, санузел и кладовку. В санузле поставил все оборудование, т.е.полная готовность, но без воды.

Сделали перед домом со стороны улицы забор из белого силикатного кирпича с мощным фундаментом, преграду для весенних талых вод. Потом я добавил ещё и специальный водоотвод для отвода талой весенней воды мимо нашего участка на соседний, пустующий. Сделали септик и канализацию. Поставили промежуточную опору для злектрических проводов ввода. Пробурили скважину на воду, правда так и не получили питьевой воды.

Сложилась традиция с 1 сентября (День рождения тещи) проводить в деревне небольшой отпуск. Первые несколько дней, как правило, была отличная погода, а потом начинались дожди разной интенсивности. Зато уже не было комаров. Эти дни использовались не только для прогулок за грибами, но и для уборки урожая и подготовки грядок и теплиц к новому сезону.

В 2001-м был заложен небольшой ельник вдоль забора у сарайчика (не путать с сараем 8х6 метров, который был построен в верхней части участка рядом с домом). Ельник состоял, в основном, из того, что можно было выкопать в лесу: елки, можжевельник. Но были и привозные туи и одна голубая ель, которую мы купили на Новый 2002 год. Она была в большом ведре с землей и после встречи Нового года остаток зимы провела на балконе, а весной была привезена в деревню и высажена в ельнике. Прижилась.


К моему 50-летию (2002 год) дом приобрел законченный вид. Стало возможным пригласить гостей, что и было сделано в связи с юбилеем. Отпраздновали. Поскольку строительные работы были закончены, появилась возможность поездить по близлежащим населенным пунктам: Владимир, Суздаль и др.

Работы все равно хватало. Свой дом - это, прежде всего, нескончаемый поток работ и постоянные финансовые затраты. Но эти работы, в основном, я мог сделать сам. Замена электропроводки, покраска, ремонт отмостки и т.д. После сезона 2002 года теща по состоянию здоровья уже не могла ездить в деревню. Весной 2004 года её не стало. Через несколько месяцев не стало и Доли.

Весной 2005 года с нами в деревню впервые приехала Даня. Она быстро освоилась в доме, на участке и в деревне. Активно принимала участие во всех полевых работах, особенно земляных. Достаточно быстро на участке исчезли мыши и Симе приходилось охотиться за пределами участка: у соседей или в лесу. Дане в деревне очень нравилось и её долго приходилось уговаривать ехать в Москву. Она постоянно пряталась, как только начинались сборы.

Осенью 2006 года на ноябрьские праздники впервые с нами приехал кот Леший, которого нашла Даяна в октябре (Симы уже не было) во время вечерней прогулки, а жена принесла домой, как обычно, "погреться". Даня и Леший подружились. С весны 2007 года Леший постоянный участник нашей деревенской жизни, которая закончилась вместе с сезоном 2009 года.

Летом 2007 года специальной бригадой была пробурена ещё одна скважина на воду, глубиной 22 метра. Увы питьевой воды так и не появилось, только техническая.

Весной 2008 года с нами приехала ещё и Ася, брошенная прежними хозяевами шотландская овчарка - колли. С Даяной у них сложились хорошие отношения. Ася была старше Дани и крупнее, но главная у них была Даня. Это были почти антиподы. Свободолюбивая, самостоятельная Даяна и полностью зависимая и ждущая указаний Ася. Собственно действия Даяны зачастую и были теми указаниями, которых ждала Ася. Она просто делала то же, что и Даня, но часто просто была рядом и наблюдала за ней.

Этот период ещё характерен экспериментами. Занялись выращиванием бахчевых. И у нас получалось выращивать дыни в теплице и арбузы на грядках с использованием нетканого укрывного материала. Пытались посадить районированные версии абрикоса, винограда и черешни. Прижилась, и то с большим трудом, только черешня. До продажи дома она даже успела дать плоды.

В 2003 году в бане прогорел котел (вернее разошлись сварные швы) и немного пострадал пол. Кроме того баня была для меня слишком низкая, поэтому решили её разобрать и сделать новую. Разобрали, но до строительства новой дело так и не дошло.

На протяжении всего нашего "деревенского" периода жизни жена постоянно занимались цветоводством. Я только готовил землю под её фантазии, все остальное её рук дело. Результат всегда радовал глаз. К концу 2000-х годов грядок у нас стало меньше, так как часть грядок превратились в цветники.


К концу 2000-х годов стал активно меняться состав жителей деревни. И не всегда в лучшую сторону. К концу сезона 2009 года мы, взвесив все условия и обстоятельства (изменение соседей не в лучшуую сторону, отсутствие нормального водоснабжения, дорога, занимающая всё больше времени и нервов), приняли решение о продаже дома. В апреле 2010 года мы последний раз были в деревне. Выбросили много личных вещей на свалку, а некоторые забрали с собой. 6 мая 2010 года сделка по продаже дома была завершена получением документов из регистрационной палаты. Закончился 17-ти летний период насыщенной и интересной "деревенской" жизни.

Странно, но сожаления о продаже дома не было и нет.


Иногда, вспоминая о нашей деревенской жизни, ловлю себя на мысли, что основной причиной продажи дома, наверное, стало завершение его строительства. Исчезла перспектива и стало скучно. Не всё так однозначно...

Дорога

В 1993 году, когда приобретался участок мы с женой жили на Болотниковской улице, это между станциями метро Профсоюзная и Каховка. Дорога от дома в Москве до дома в деревне составляла почти 200 километров. Первые 30 километров - это выезд из Москвы, что в пятницу летом очень непростая задача. Кроме того, часто ещё нужно было заехать за тещёй в Выхино, что почти по пути, но выезд из Москвы усложняло.

Основная часть пути (140 км) по Горьковскому шоссе, проходящему через множество населенных пунктов в отличие, например от Симферопольского или Каширского шоссе. Пробки образовывались, как правило, именно в населенных пунктах. Первые километров 50 - это сплошные населенные пункты, практически ещё не покинув Москву, сразу попадаешь в Балашиху. Ну и далее по списку.

В начале и середине 90-х в сезон доехать удавалось в лучшем случае за 3 с небольшим часа. С каждым годом, за счет увеличения количества автомобилей, ситуация только ухудшалась. Каждую весну дорога представляла собой участки асфальта между выбоинами, лавировать меж которых приходилось до середины лета, когда заканчивался "ямочный ремонт" и дорога становилась пупырчато-бородавчатой от заплат. Кроме "ямочного ремонта" на шоссе всегда на каком-нибудь участке (а то и нескольких) шел и обычный ремонт дорожного полотна. Кроме того, обязательно, каждый год, хоть один из мостов был в стадии ремонта или реконструкции. Так что, дорога не была скучной. Один раз, когда шел ремонт МКАД, мы ехали до деревни 7 часов, из которых 4 часа это выезд из Москвы. Это было в пятницу.

2000-й год мы встречали живя уже на улице Братиславской и выезд из Москвы стал немного короче, но на общее время дороги не особо сказалось, так как автомобилей стало больше. Теперь, если доехали менее чем за 4 часа это уже удача. Нельзя сказать, что ничего не делалось, что бы исправить ситуацию. Сделали новую развязку на пересечении МКАД и шоссе Энтузиастов и пробка увеличилась в Балашихе. Расширили дорогу в Балашихе и реорганизовали работу светофоров, что дало уменьшение пробки в Балашихе, но увеличило её в Обухово и на мосту на объезде Ногинска. Построили новый мост на объездном пути Ногинска, увеличилась пробка в Кузнецах и т.д. Расшивая узкие места в одном месте создавали проблемы в других местах, так как порочна сама основа: федеральная трасса проходит через населенные пункты. Возрастающие с каждым годом дорожные трудности стали одной из основных причин продажи дома в деревне Запрудье.

Вода

С водой была беда, хотя при покупке участка мне утверждали, что проблем с водой не будет. Прямо перед нашим участком был раньше колодец с очень хорошей водой. Затем во всех ближайших дворах сделали скважины и надобность в колодце отпала и ухаживать за ним стало некому, он стал ветшать и его засыпали.

Я опросил некоторых соседей и действительно в каждом дворе были скважины с водой пригодной для питья. Глубина скважин была от 6.5 метров до 10 метров. Поскольку наш участок ниже я посчитал, что хватит скважины на 7 метров и предыдущим летом купил набор для абиссинского колодца именно на глубину до 7 метров. Пробовал сам вручную сделать себе колодец, но все попытки были неудачными. Каждый раз на глубине около 4 метров натыкался на плывун, пройти который, при ручном бурении, не смог. Затем обратился в государственную организацию геологоразведки (точного названия не помню), которая занималась в том числе и бурением скважин на воду. За полтора дня они пробурили скважину глубиной 11 метров и вставили стальную диаметром порядка 130 миллиметров. Воды в скважине было много. Как правило, перед отъездом в Москву в воскресенье мы наполняли все емкости водой, так вот однажды мы уехали, забыв выключить насос. Через пару дней соседка прогоняя корову мимо нашего участка услышала непонятный шум. У неё были ключи от нашего дома и она в наше отсутствие присматривала за домом и участком. Когда она зашла к нам, то поняла, что работает насос и он все ещё качает воду, т.е. за несколько дней вода не закончилась.

Но проблема заключалась в том, что вода была не пригодна не только для пищевых нужд, но и что бы, например, помыться. Она имела неприятный запах и значительные превышения допустимых норм по многим параметрам. Если вода постоит несколько часов в ведре, то появлялась "ржавая" каемка и маслянистые разводы на поверхности воды. Её можно было использовать только для полива и то после отстоя в промежуточных емкостях.

Для завершения повествования о борьбе за воду сразу скажу, что через несколько лет была сделана другая скважина в совершенно другом месте участка. Недалеко от того места, где ранее был колодец. Если быть точным, то прямо напротив того места, в 7 метрах от него. Результат быт прежним. Воды много, но качество её отвратительно. Прошло ещё несколько лет в мечтах о водопроводе в доме (канализация тогда уже была) и я решился заказать ещё одну скважину. Участок был большой и место для скважины найти легко. Нашли и пробурили. 22 метра. Воды, хоть залейся. Но, техническая.

Отсутствие питьевой воды и невозможность создания полноценного водоснабжения дома стала одной из главных причин продажи дома в деревне Запрудье.

Другие материалы в этой категории:

Похожие материалы (по тегу)